В личном развитии
Comment 1

Дэниел Гоулман: Фокус. Главы из книги

Мы уже не в первый раз упоминаем Дэниела Гоулмана и его книгу «Фокус. О внимании, рассеянности и жизненном успехе» (в оригинале — Focus: The Hidden Driver of Excellence). В ней он  исследует природу внимания и то, как оно влияет на наше здоровье и благополучие с нейронаучной точки зрения. И как мы можем стать продуктивнее и счастливее благодаря практике внимательности. Наконец эта книга вышла на русском языке в издательстве Corpus. С разрешения издателя мы публикуем небольшие отрывки из неё, посвящённые вниманию к большим системам. Именно от этого типа внимания сейчас зависит выживание нашей цивилизации, и именно его мы обычно практически не развиваем.

В современном мире обилия информации, мультизадачности и постоянно цифровой нагрузки мы оказались не просто приклеены к смартфонам и компьютерам — мы постоянно переключаемся с одного на другое и обратно, и нас постоянно атакуют сотни отвлекающих факторов. Так, кажется, что наше внимание уже толком не принадлежит нам. Как всё это влияет на нашу способность (и способность наших детей) фокусироваться на том, что действительно важно для нас? Как наш мозг не позволяет нам увидеть большую картину и быть внимательными к большим системам? Может ли медитация изменить такое положение дел и такие особенности работы мозга в 21 веке?

На эти вопросы отвечает в книге «Фокус» Дэниел Гоулман — американский психолог, научный журналист, получивший множество наград за свои исследования, и многолетний практик медитации. На написание этой книги его вдохновили многочисленные новые нейронаучные исследования. Он часто говорит о важности трёх типов внимания — и тройного фокуса внимания: внимание к себе, к окружающим и к большим системам. Это поможет нам найти тот важный баланс, благодаря которому мы сможем быть одновременно и продуктивны, и счастливы. И благотворно повлияет не только на нашу жизнь, работу и практику медитации, но и на будущее Земли.

Фокус

Дэниел Гоулман

Глава 13. Системная слепота

Мау Пиаилуг умел читать по звездам и облакам, океанской зыби и парящим птицам, словно по экрану GPS-навигатора. Мау занимался этими и многими другими наблюдениями в южной части Тихого океана, неделями видя лишь небо на горизонте и используя только знания о морях, полученные от старейшин его родного Каролинского острова Сатавал.

Мау родился в 1932году, и в настоящий момент он — последний из коренных практиков древнего полинезийского искусства “навигации”, которое заключалось в умении управлять каноэ с балансиром, опираясь только на знания в голове, и преодолевать сотни и тысячи миль, отделяющие один остров от другого. “Навигация” в наивысшей степени воплощает системное осознание, разом воспринимающее тонкие сигналы о температуре и солености воды, мусоре, плавающем на поверхности, растительности, траектории полета морских птиц, температуре, скорости и направлении ветров, зыби, а также восходе и заходе звезд. Все это накладывается на воображаемую модель расположения островов, формируя тем самым комплекс знаний, полученный из племенных историй, песен и танцев. Именно эти знания помогли Мау в 1976 году проплыть на полинезийском каноэ 2 361милю от Гавайев до Таити — путешествие, благодаря которому антропологи поняли, что древние островитяне могли без особых проблем пересекать южную часть Тихого океана и что в те времена, возможно, путешествия между отдаленными островами были обыденностью. <…>

В истории человечества системное осознание (выявление и систематизирование закономерностей и принципов, заложенных в природном хаосе) стимулировалось необходимостью выжить, а для этого местным народам нужно было понять местную экосистему.

Проблема вот в чем. Наша биология дает нам возможность есть и спать, плодиться и размножаться, сражаться или спасаться, а также проявлять все остальные врожденные инстинкты выживания. Однако, как мы уже выяснили, у нас нет нервных механизмов, предназначенных для понимания более крупных систем, в рамках которых все это происходит. На первый взгляд, они не считываются нашим мозгом, ведь мы не воспринимаем напрямую все те множества систем, что обусловливают нашу реальность. Мы осознаем их косвенно, через ментальные модели, и, опираясь на эти модели, действуем. Чем лучше они подкреплены данными, тем более эффективны действия, которые мы предпринимаем (например, полет ракеты на астероид).

Глава 14. Отдаленные угрозы

Как мне однажды сказал индийский йог Ним Кароли Баба, “можно распланировать жизнь на сотню лет вперед, но никогда не знаешь, что произойдет в следующую минуту”. С другой стороны, Уильям Гибсон, пишущий в жанре киберпанк, полагает, что “будущее уже наступило — просто оно неравномерно распределено”. То, что мы можем узнать о будущем, находится где-то между этими двумя позициями: у нас бывают озарения, однако всегда существует угроза какого-нибудь события в духе теории “Черного лебедя”, которое может разрушить все на корню. <…>

Эпоха антропоцена, начавшаяся с наступлением промышленной революции, знаменует первую геологическую эпоху, в которую жизнедеятельность одного вида — нас, людей — неумолимо ухудшает состояние ряда глобальных систем, поддерживающих жизнь на Земле <…> Впрочем, технологические революции могут спасти нас от нас самих же. Для этого мы должны использовать ресурсы таким образом, чтобы защитить важнейшие системы поддержания жизни на планете с помощью методов, которые не создают новых проблем и не игнорируют старых. Хочется верить, что это возможно. Однако в долгосрочной перспективе ни одна сильная экономическая держава не отдаст предпочтение подобным технологическим революциям. Краткосрочные достижения имеют место, как правило, потому, что компании видят в новых технологиях способ экономии средств, а не устойчивого развития планеты.

Как мы видим, белое пятно в человеческом мозге может усугубить и без того удручающую ситуацию. Аппарат восприятия нашего мозга хорошо справляется с тем объемом внимания, который помогает человечеству выживать. Мы снабжены точнейшим фокусом восприятия улыбок и сдвинутых бровей, ворчания и детского угуканья, но у нас совершенно отсутствует радар в мозге, способный воспринимать угрозы глобальным системам, на которых зиждется человеческая жизнь.

 

Они слишком велики или слишком малы для нас, чтобы мы могли обратить на них непосредственное внимание. И поэтому когда мы слышим новости о глобальных угрозах, сети мозга, обеспечивающие внимание, имеют обыкновение отключаться.

Основные технологии были изобретены задолго до того, как мы начали подозревать об их губительном влиянии на планету. Половина промышленных выбросов углекислого газа в атмосферу обусловлена технологией производства стали, цемента, пластмассы, бумаги и энергии. И хотя мы можем добиться существенного сокращения этих выбросов, усовершенствовав производственную технологию, мы достигли бы намного более благоприятных результатов, если бы изобрели их с чистого листа с учетом нулевого негативного экологического эффекта или даже восстановления состояния планеты. Что может сделать это повторное изобретение рентабельным? — фактор, который для пытавшихся проанализировать эту дилемму, оставался незамеченным: экологическая прозрачность.

Самое главное, знаем ли мы, на чем именно нужно сфокусироваться в рамках системы. Взять, например, главную проблему, которая угрожает нашему виду: в процессе медленного самоубийства человеческие системы параллельно производят разрушение глобальных систем, поддерживающих жизнь на планете. Стоило бы более серьезным образом подходить к этому процессу деградации, применяя анализ жизненного цикла (АЖЦ) продуктов и изучая факторы, которые ведут к упадку планеты.

АЖЦ могут снабдить нас таким количеством информации, что даже у самых ревностных экологов из мира бизнеса перехватит дыхание. Информационная система, спроектированная для архивирования всех данных о жизненном цикле, будет накрывать вас облаком из миллионов и миллиардов единиц информации. И все же анализ этих данных может, например, подсказать, в какой именно фазе истории этого объекта возможно наибольшее смягчение его экологических последствий.

Необходимость сфокусироваться на менее сложном порядке (неважно, идет ли речь о раскладывании одежды в шкафу, составлении бизнес-стратегии или обработке данных АЖЦ) продиктована фундаментальной истиной: мы живем в рамках безумно сложных систем и используем эти системы, не имея достаточных когнитивных способностей, чтобы досконально разобраться в них и управлять ими.

 

Наш мозг разрешил эту проблему: он отсортировывает более сложные вещи на основании простых правил принятия решений. Например, пробивать себе дорогу в сложно устроенном обществе знакомых нам людей проще, если сделать главным инструментом доверие. <…>

Восклицание эврика! — знак победы над завалами информации — рождается в дорсолатеральных сетях префронтальной области мозга, представляющих собой тонкую полоску. Средство разрешения этого когнитивного конфликта связано с теми же нейронами, которые гасят буйные импульсы из миндалины. Когда мы достигаем точки когнитивной перегрузки, дорсолатеральные цепи сдаются, и мы по мере нарастания тревоги принимаем все более неудачные решения, достигая в итоге критической отметки, в которой увеличение количества данных ведет к губительным решениям.

Есть вариант получше: нацелиться на обозримое число значимых единиц в рамках потока данных и проигнорировать все остальное. Детектор паттернов в коре нашего мозга, судя по всему, создан таким образом, что он способен упрощать сложные единицы и переводить их в удобоваримые правила принятия решений. Одна из когнитивных способностей, которая продолжает усиливаться с возрастом — это “кристаллизованный интеллект”: выделение сути, восприятие нужного сигнала среди шумов. Некоторые называют это мудростью.

Каковы ваши отпечатки?

Как и все вокруг, я нахожусь в ловушке этих систем. И все же — мне довольно трудно подбирать слова, чтобы они не звучали слишком надрывно, — наше влияние на планету неизбежно вызывает чувство вины и депрессию. На этом я хочу остановиться поподробнее. Фокусирование на наших ошибках активирует систему, связанную с тревожными эмоциями. Помните: эмоции управляют вниманием, а внимание обычно избегает того, что ему неприятно.

Раньше мне казалось: полное понимание негативных последствий того, что мы делаем и что покупаем (то есть понимание того, где и как мы “наследили” с экологической точки зрения), само по себе сформирует рыночную силу, которая побудит всех нас голосовать деньгами за более благоприятные альтернативы. Идея была воодушевляющая, однако я не учел психологический фактор.

Негативный фокус ведет к разочарованию и отрешенности. Когда на первый план выходят центры мозга, связанные с тревогой, наше внимание перемещается на это самое состояние и поиск выхода. И тут нам хочется отключиться. Поэтому нужен, напротив, позитивный подход.

 

Зайдите на www.handprinter.org— сайт, призывающий к деятельному участию в улучшении окружающей среды. Он основывается на данных АЖЦ, помогая нам анализировать свои привычки (кулинарные пристрастия, путешествия, отопление и кондиционирование) и прослеживать маршрут своих углеродных “следов”. Однако это далеко не все. Сайт обрабатывает информацию обо всем полезном, что мы делаем (использование возобновляемой энергии, поездки на работу на велосипеде, снижение температуры на термостате), и в итоге мы получаем точный подсчет добрых дел, которые совершаем, сокращая количество “следов”.

В итоге сумма всех наших хороших привычек определяет ценность наших “отпечатков”. Ключевая идея в том, чтобы совершенствоваться до тех пор, пока наших “отпечатков” не станет больше, чем “следов”. С этого момента мы начнем приносить планете пользу. Если вам удается сделать так, чтобы другие люди следовали за вами и подобным образом изменяли свою жизнь, ваш “отпечаток” соответственно растет. <…>

“Отпечатки” отодвигают минусы (наши “следы”) на задний план и выводят плюсы на передний. Когда мы мотивированы положительными эмоциями, то воспринимаем наши поступки как более значимые, а поэтому порыв к действию длится дольше и внимание дольше концентрируется.

Напротив, страх последствий глобального потепления может быстро привлечь наше внимание, однако не в состоянии задержать его: как только мы совершаем одно действие и чувствуем себя чуть лучше, мы полагаем, что на этом наша миссия окончена.

Системная грамотность

“У детей естественным образом развито системное мышление, — говорит Питер Сенге, внедривший системное мышление в организационное обучение и в последнее время преподающий этот подход в школах. — Если заставить троих шестилеток задуматься о том, почему они так много дерутся на игровой площадке, они осознают, что у них выработалась стандартная реакция: тебя обзывают, ты обижаешься и тоже обзываешь, в результате обиды множатся — вот вам и драка”. Почему бы не внедрить подобное системное восприятие в программы всеобщего образования для детей, подобно знаниям о навигации по небесным светилам, которые передает Мау? Назовем это системной грамотностью. <…>

“Чтобы по достоинству оценить различные взаимодействия на системном уровне, необходимо панорамное внимание, — говорит Ричард Дэвидсон. — Оно должно быть гибким, а нам нужно научиться расширять и сужать свой фокус, подобно объективу, и видеть элементы в увеличенном или уменьшенном размере”.

 

Образование совершенствует ментальные модели. Если помочь ученикам освоить когнитивные схемы, скажем, по промышленной экологии в рамках их общего образования, то эти знания станут основой для принятия решений во взрослом возрасте. Они повлияют на выбор потребителей относительно того, какие бренды им покупать, а какие нет. От них будут зависеть инвестиции в производственные процессы и закупку материалов, а также бизнес-стратегия и исключение рисков. <…> Сейчас, когда в нашем распоряжении есть призма АЖЦ и системное мышление, нам необходимо все переосмыслить, а это влечет за собой невероятные возможности для бизнеса.

На закрытом совещании нескольких десятков глав отделов по устойчивому развитию я был вынужден выслушивать, как они зачитывали списки усовершенствований, введенных их компаниями, — от энергосберегающих солярных станций до закупок сырья, полученного при использовании принципов устойчивого развития. Однако больше всего меня удручил хор голосов, жалующихся на то, что “нашим клиентам все равно”.

В долгосрочной перспективе описанная образовательная инициатива должна помочь разрешить проблему. Молодежь обитает в мире социальных медиа, в котором сила цифровых гиперсвязей может взорвать как рынки, так и умы. Если <эта> идея уйдет в народ, это поможет создать доселе не существовавшую экономическую силу, которая заставила бы компании изменить модель ведения бизнеса.

Чем больше у людей информации, тем лучше. Когда мы противостоим гигантской системе, внимание должны быть широко рассредоточено. Одна пара глаз видит ровно столько, сколько может увидеть, а множество глаз улавливают гораздо больше. Наиболее крупная единица воспринимает самый крупный объем соответствующей информации, наиболее глубоко в ней разбирается и наиболее ловко на нее реагирует, и все вместе мы как раз можем стать такой единицей. Добавьте системную грамотность к длинному и все увеличивающемуся списку мероприятий, которые уже предпринимаются по всему миру для избежания коллапса планеты. И чем длиннее этот список, тем лучше: пусть будет не один очаг перемен, а множество, рассредоточенных по всему миру.

Именно такое предложение выдвинул Пол Хокен в своей книге “Благословенное беспокойство”. Когда в 2009 году конференция по изменению климата в Копенгагене (как и все другие) не привела к соглашению, Хокен сказал, что она оказалась “бессмысленной, поскольку, на мой взгляд, и не могла вызвать никаких изменений”. Хокен считает так: «Представьте, что 50 000 человек в Копенгагене обмениваются мнениями, записками, визитками, координатами, идеями и прочим, а потом разъезжаются по своим 192 странам. Энергия и климат — это система, то есть речь идет о системной проблеме. Значит, все, что мы делаем, является составной частью комплексных усилий по восстановлению системы, а в этой системе нет архимедовой точки опоры, в которой мы либо падаем, либо, если поднажать, движемся к успеху».

Дэниел Гоулман «Фокус. О внимании, рассеянности и жизненном успехе». Издательство Corpus, 2015.

1 Comment

  1. Мария says

    Или перевод плохой или текст изначально нечитабелен. Фокус прыгает с темы на тему. Одни и те же мысли несколько раз повторяются разными словами. Основную мысль (очень простую) тяжело выцепить из общего хаоса слов. Вердикт – книгу читать не буду.

Leave a Reply