В жизни, Книги, На работе
комментария 3

Майкл Кэролл: Пробуждение на работе. Главы из книги

awake-at-work

Майкл Кэрролл, преподаватель медитации, в прошлом топ-менеджер крупных корпораций, делится в этой книге буддийским знанием о том, как трансформировать рабочие трудности в ценные возможности для повышения продуктивности и развития мудрости. Кэрролл предлагает 35 принципов, позволяющих обрести равновесие среди рабочего хаоса, и показывает, как работа может стать захватывающей сферой жизни и стабильным источником удовлетворения. С разрешения издательства мы публикуем несколько отрывков из неё.

Когда ему было 26 лет, Майкл Кэролл бросил работу и дом, снял со своего счёта все свои сбережения, чтобы посещать буддийскую школу, где преподавал знаменитый тибетский мастер медитации Чогьям Трунгпа Ринпоче. Он искренне думал, что оставил за спиной мир материальных ценностей, чтобы посвятить жизнь медитации и изучению духовного пути.

К концу обучения он попросил Ринпоче встретиться с ним, чтобы рассказать ему о своих намерениях и получить совет о том, как ему лучше продолжать практику. «Вернись домой и найди работу», — таков был ответ учителя. Такая короткая беседа с учителем стала отправной точкой для его духовного приключения. Вместо того, чтобы стремиться к монашеской жизни, он вынужден был жить в Нью-Йорке и искать духовную опору в недрах капитализма, на Уолл Стрит.

«В дальнейшем, обитая здесь, я понял, что мир, который я считал обыденным, так называемым «обывательским миром», на самом деле является священным; а то, что я полагал глубоким — «духовный путь», — на самом деле было моей наивной фантазией. Я должен был получить духовный опыт на работе — в офисе, а не в монастыре»,— говорит Кэрролл.

 

Многие из нас при мыслях о работе представляют себе что-то рутинное и вызывающее стресс. Нечасто к нам в голову приходит мысль, что в работе мы можем черпать удовлетворение и духовно расти. Ежедневная тяжела работа, успехи и промахи — всё это постепенно раскрывалось перед Майклом Кэроллом в форме настоящего глубокого учения.

Он положил в основу книги «Пробуждение на работе» тридцать пять практичных буддийских принципов, которые можно использовать в течение дня, чтобы вдохнуть новую жизнь в свою работу и попытаться по-новому взглянуть на самих себя и людей вокруг. Он даёт 35 формул и предлагает поразмышлять над ними, и применять их в конкретных ситуациях, в эпицентре рабочего хаоса, для обретения ясности восприятия, мудрости и энтузиазма. По ходу изложения Кэрролл предлагает разнообразные техники и идеи, помогающие принять работу со всеми её трудностями как «ценный призыв к полноценному проживанию своей жизни».

Можно назвать эту книгу руководством по процветанию на рабочем месте. Ведь «духовный путь есть не что иное, как эта наша обыденная жизнь, но проживаемая полно и уверенно, здесь и сейчас — и что из неё ничего нельзя исключить, особенно нашу работу».

Пробуждение на работе

Майкл Кэрролл

35 практичных буддийских принципов, позволяющих обрести ясность и равновесие среди рабочего хаоса

14 Будьте добры к себе

Мы можем достаточно жёстко относиться к себе в условиях работы. От нас многого ожидают, и, стремясь оправдать ожидания, мы ощущаем, что на нас давит необходимость идеально исполнять свои обязанности. Мы хотим, чтобы нас воспринимали как компетентных и знающих своё дело сотрудников — и поэтому мы должны стремиться соответствовать своим собственным представлениям. Из-за плотного графика, сложных задач, рискованных решений и многого другого мы можем постоянно находиться в напряжении, такая жизнь слишком многого от нас требует. «Будьте добры к себе» — эти слова призывают нас чуть легче воспринимать происходящее, а также сбавить темп работы и начать относиться к себе по-человечески.

В основе доброго отношения к себе лежит простое умение «останавливаться». Мы можем в прямом смысле сделать паузу — уйти на перерыв и насладиться чашкой чая, смакуя вкус и запах напитка и, возможно, одновременно наслаждаясь печеньем, крекером или сыром. Прервитесь ненадолго, выделите свободную минуту, чтобы увидеть окружающий мир как таковой, безотносительно к вашим планам. Доброта к себе, в самой своей основе, побуждает нас сознательно выходить из рабочего ритма и просто получать удовольствие от ощущения себя живыми — будь то во время перерыва на чай, прогулки в близлежащем парке или минутной передышки у кулера с целью выпить стакан воды.

Доброта по отношению к себе также побуждает нас воспринимать работу скорее как духовный путь, чем как серию достижений и провалов. На работе нас ждут большие успехи. Но, что не менее важно, нас ждут также и ошибки — некоторые из них будут мелкими и их можно будет легко исправить, другие же окажутся серьёзными и трудно исправимыми. Само собой, принятие в расчёт своих ошибок и неверные шаги на работе тоже входит в область рабочих задач. Однако мы не должны сосредоточивать всё внимание на этом. Когда работа превращается для нас в духовный путь, мы признаём её хаотичность, свои ошибки и то, что они играют основную роль в процессе получения опыта.

Доброта по отношению к себе означает, что мы не должны жестоко корить себя за неверные суждения, стратегические промахи и недочёты, совершённые во время работы. Мы на пути к обретению осознанности, и помогают нам в этом именно наши ошибки — они преподают нам основной урок. Вместо того чтобы строго судить себя за допущенные промахи, можно проявить к себе доброту: это побуждает нас по-новому взглянуть на ситуацию, вынести из неё какой-то опыт и отпустить её — так что по мере нашего движения вперёд окружающее пространство становится чище.

 

Проявляя строгость по отношению к себе, мы неизбежно становимся строгими и к другим. Проявляя по отношению к себе доброту, мы создаём более благожелательную атмосферу для всех окружающих нас людей: коллег, друзей и семьи.

michael-carrollНаконец, благожелательность по отношению к самому себе призывает человека расслабиться. Не просто откинуться на спинку стула, выкурить сигарету или выпить коктейль — хотя и это вполне уместно в подходящем месте и в подходящее время.

Расслабиться здесь значит перестать прилагать усилия для того, чтобы защитить свою точку зрения. В напряжённые периоды случается так, что мы встаём в защитную позу и проявляем косность — возможно, это происходит из-за того, что слишком серьёзно к себе относимся. Может быть, нам приходится настаивать на изменении сроков сдачи некой работы, или же один из участников нашего проекта выходит из себя и обвиняет нас во всевозможных проблемах.

Доброта по отношению к себе предполагает, что мы можем перестать вкладывать слишком много сил в отстаивание своих позиций. Мы можем позволить себе относиться ко всему легче, прислушиваться к другим и быть гибкими — пребывать в ситуации, даже если она трудна и неприятна. Доброта по отношению к себе побуждает нас ценить то обстоятельство, что когда на работе — или в жизни в целом — всё идёт не так, как бы нам хотелось, можно остановиться, снять с плеч тяжёлые доспехи самозащиты, выпить «чашечку чая» и вспомнить, что не просто делаем своё дело, но делаем его осознанно.

26 — Свидетельствуйте из сердца

На работе нас неизбежно касаются чужие конфликты, противостояния и неудачи. Возможно, коллеге не удаётся выполнить работу, он начинает злиться на своего менеджера, становится печальным и отстранённым. Или члены рабочей команды не ладят, обвиняя друг друга за неизбежные ошибки и промахи. Возможно, подчинённым кажется, что их начальница слишком высоко себя ставит, и они распускают слухи о том, что она высокомерна, плохой руководитель и боится собственной работы.

Заметив, что у других людей проблемы или что они ссорятся на работе, мы можем почувствовать желание им помочь. Поскольку от природы нам свойственна порядочность — и поскольку у нас в распоряжении есть принцип ли — мы, естественно, хотим облегчить их несчастья. Помогать другим решать конфликты и справляться с разочарованиями — всегда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Мы сами можем быть участниками данного конфликта. В нас всегда присутствует «слепое пятно» глупого сострадания, из-за которого могут пойти прахом все наши усилия, направленные на помощь другим. При этом мы сможем лучше оценить и понять конфликты и сложности, с которыми сталкиваемся на работе, если будем созерцать происходящее из сердца.

Свидетельствование из сердца начинается с опыта наблюдения за самим собой во время сидячей медитации. Медитируя, мы позволяем себе наблюдать за собственным умом, предоставляем себе огромную свободу. Мы созерцаем своё беспокойство и неуверенность, или суетливую неугомонность. Мы также можем созерцать переживание жизни как бесконечного простора, или спокойную скуку ясного присутствия в каждом мгновении. Мы наблюдаем за тем, как наш ум лихорадочно движется, а затем успокаивается. Мы наблюдаем за своим вдохом и выдохом.

Подобная внимательность, готовность позволить себе быть собой в настоящем моменте — это основа для того, чтобы, находясь на работе, воспринимать события на уровне сердца. Подобная внимательность готовит нас к тому, чтобы спокойно созерцать, как разворачиваются конфликты, ссоры и несчастья: так же, как мы наблюдаем за течением своей жизни, сидя на подушке, ничего не упуская из виду — проявляя бдительность, открытость и интерес к миру.

you-asked-meditation

Такой подход к трудностям на работе — это не способ сохранить отстранённость, подобную отстранённости незаинтересованного наблюдателя или доброжелательного экскурсовода. Скорее, благодаря такой внимательности трудности могут показать свой истинный облик, незамутнённый нашими планами и интерпретациями. Во всей полноте оценить проблему — не игнорируя её, не сражаясь с ней, не пытаясь её исправить и не сглаживая острые углы — это истинный жест открытости. Мы не занимаем ни чьей стороны и не преследуем никаких целей. Мы созерцаем проблему без предубеждения и предвзятости.

Когда мы проявляем подобную открытость по отношению к противостояниям, возникающим в рабочей среде, они могут довольно сильно нас раздражать и лично задевать, поскольку мы переживаем боль непосредственно. Хотя подобный подход может дать нам ясное представление о текущей ситуации, мы также неизбежно заметим, что ощущаем печаль. Наша печаль не несёт в себе тревожных или депрессивных нот: «О, как ужасно, что Мэри отказывается работать с Биллом». И мы печалимся не потому, что сочувствуем участи своих коллег: «Бедный Джим, как же ему не везёт, он снова упустил выгодную сделку. Мне так за него обидно». Причина печали, переживаемой нами в свидетельствовании из сердца, заключается в том, что мы действительно прикоснулись к боли своих коллег, что мы полностью увлечены чувствами, возникающими прямо сейчас.

Такая печаль — переживание вполне телесное, это своего рода нежность или открытость в области груди или в животе. Некоторые люди описывают такое чувство как «проявление сердечности». Когда мы ощущаем подобную печаль — когда на работе мы сочувствуем другим — нам может захотеться отстраниться от таких острых переживаний.

 

Про себя мы можем подумать: «Это бизнес. Здесь не место для того, чтобы переживать по поводу чужих трудностей. Нужно эффективно подходить к подобным вопросам — оценить проблему, предложить решение и двигаться дальше. Работа не ждёт». У подобного рационального подхода к конфликтам и трудностям, несомненно, есть свои преимущества.

Однако, когда мы свидетельствуем из сердца, мы занимаем более широкую позицию. Вместо того чтобы избегать печали, поскольку она кажется непродуктивной, мы, в сущности, пытаемся лучше её понять. Она становится частью нашего взаимодействия с проблемой. Поступая так, мы постепенно понимаем, что подобная печаль является не слабостью или «эмоцией», но заключает в себе твёрдое и ясное видение. Когда мы позволяем себе «проявить сердечность» — быть открытыми и напрямую прикасаться к чужой боли, мы открываем в себе непоколебимую мудрость, лишённую страха неведения и наполняющую нас открытостью для того, чтобы помогать другим, не чувствуя потребности кого-либо спасать.

Созерцание из сердца напоминает нам, что вполне естественно чувствовать душевную боль в связи с трудностями коллег — эта боль пробуждает нас к ясности восприятия и действия. Когда мы созерцаем из сердца, как коллега переживает по поводу своего увольнения, то видим всю картину целиком — и понимаем, что на самом деле для него настало время двигаться дальше, чтобы обрести гибкость и по-новому взглянуть на самого себя. Когда на уровне сердца мы наблюдаем за сплетнями сослуживцев, то, помимо прочего, замечаем, что они разрушают себя трусостью, и когда мы, наконец, находим возможность высказаться по поводу их сплетен, то делаем это точно и твёрдо. А в случае, когда наш коллега гневно выражает свою обиду по поводу того, что его отстранили от проекта, мы — созерцая из сердца — ощущаем, что нужно просто его выслушать.

Созерцание из сердца напоминает нам, что на работе мы можем доверять своим чувствам, что нет ничего постыдного в нашей печали. Когда мы видим, что другие люди испытывают трудности или переживают неудачи, мы можем взять ситуацию в свои руки, прислушиваясь к сердцу, поскольку в такой чуткости есть мудрость и сила. Сидя на подушке и медитируя, мы даём себе возможность в полной мере ощутить собственное бытие; точно так же мы можем проявлять сердечную открытость по отношению к другим людям, переживающим трудные времена. Подобная открытость учит нас по-настоящему помогать другим, опираясь на мудрый и опытный источник внутри себя.

Entheon_Village

31 — Не знайте

Любой человек хочет иметь перед собой некую рабочую цель, а также знать, каким образом выполнять свои задачи. Если мы занимаемся тем, что подаём посетителям кафе мороженое, то хотим знать, как правильно отмерить порцию мороженого и привлекательно его сервировать. Если мы занимаемся починкой космического корабля, то желаем знать, как спроектировать из никеля или титана защитные экраны, выдерживающие высокую температуру. Если говорить совсем просто, то суть работы как раз и состоит в понимании того, что и как нужно делать.

С другой стороны, незнание того, что мы делаем на работе, кажется совершенно неприемлемым. Если бы мы сказали своему начальнику или покупателю: «Я не знаю, что делаю. Не уверен, что смогу разобраться с ситуацией», то этот человек, возможно, разуверился бы в наших способностях и стал бы сомневаться, что данная работа нам подходит. Если мы не понимаем собственных действий, то можем потерять контроль над ситуацией, в результате чего могут возникнуть самые разнообразные проблемы.

Чтобы избежать подобных катастроф, обычно мы не рассказываем другим людям о затруднениях, возникающих у нас в связи с работой. Поскольку не знать — неприемлемо, временами нам приходится притворяться, будто мы знаем, что делаем, хотя на самом деле ситуация прямо противоположная. Уолл-Стрит — отличное место для подобного фарса. Здесь, если вы выглядите как эксперт, на словах соответствуя этой роли, то полдела уже сделано: «совпадение сроков платежей», «балансовый объём», «биржевые маклеры», «постоянные нетто-расчёты», «рост нижних значений колебаний цен» — чем больше в вашей речи профессионального жаргона, тем скорее другие подумают, что вы профессионал. Конечно, Уолл-Стрит — не единственное место, где люди маскируют свои навыки или их отсутствие с помощью жаргона. Все мы в той или иной степени чувствуем неуверенность на работе и пытаемся эту неуверенность замаскировать — чтобы производить впечатление уверенного человека, обладающего практическими знаниями.

Проблема в том, что мы не можем избежать неведения; мы попросту пребываем в нём большую часть времени. Поскольку работа непредсказуема и преподносит нам сюрпризы, мы постоянно оказываемся в ситуациях, когда не знаем, что происходит сейчас и произойдёт в дальнейшем. Чувствуя из-за этого дискомфорт и неуверенность, мы хватаемся за любые объяснения, чтобы обрести твёрдую почву под ногами. Однако чувство дискомфорта и неопределённости не обязательно нужно воспринимать как слабость или проблему, которая требует незамедлительного решения.

Если мы не будем спешить и как следует изучим свою неуверенность, то, возможно последуем классическому дзен-буддийскому наставлению, которое гласит: «Просто не знай», и обнаружим, что незнание является громадным ресурсом, позволяющим работать эффективно, проявляя смекалку и изобретательность.

 

Если человек культивирует незнание, это не означает, что, работая водителем автобуса, он забывает, по какому маршруту следует и на каких остановках впускает и выпускает из автобуса пассажиров. Незнание также не является оправданием некомпетентности: «Ну, я не знаю, как положить бумагу в эту копировальную машину. Пожалуй, найду-ка я лучше другую машину, с которой смогу разобраться». Незнание также не является неким мысленным туманом, когда мы откидываемся на стуле и расплывчато говорим себе: «Что, чёрт возьми, вообще происходит?» Скорее, незнание указывает на нашу готовность не торопиться, отпустить свои предубеждения, интересоваться тем, как разворачивается рабочая ситуация, и присутствовать в ней. В этом смысле незнание является упражнением по уравновешиванию усилий — активному и разумному присутствию в ситуации при одновременном движении к некой цели.

Мы становимся незнающими, когда позволяем себе отдохнуть от напряжения, вызываемого тем, что мы постоянно знаем, что нужно делать, постоянно выполняем какие-то задачи. Мы переключаемся с чувства, что производим некоторые изменения, на ощущение, что позволяем событиям случаться. Мы расслабляем своё тело и разум и внимательно вглядываемся в своё окружение. Мы больше не цепляемся за своё знание и вместо этого с интересом относимся к тому, чего не знаем. Мы не столь рьяно стремимся выполнять поставленные задачи, но позволяем себе замечать то, на что обычно не обращаем внимания. Мы даём волю своему любопытству.

Семейные фотографии рядом с рабочим столом нашего коллеги больше не сливаются с обстановкой, но выглядят яркими и интересными. Фраза, которую частенько использует наш подчинённый — «Простите, мне очень жаль, но…», — больше не пролетает у нас мимо ушей как нечто обыденное, так что мы просто не обращаем на неё внимания, как на затёртые слова. Нас начинает занимать привычка смотреть на часы, характерная для юриста нашего клиента. Трещина на металлической перекладине, радостный голос, неверная дата в форме для письма — мы начинаем замечать такие вещи, и они становятся для нас потенциально интересными.

Незнание подразумевает чрезвычайную пытливость, это энергичное любопытство, пристально вглядывающееся во всё и ставящее всё под вопрос, не проявляя при этом грубости и неуважения. В таком случае мы проявляем любопытство не для того, чтобы доказать что-то, обвинить кого-то или решить проблему; у нас возникает чувство, что конкретная рабочая ситуация отличается привлекательностью и новизной — а может, даже масштабом и глубиной — а потому она достойна нашего внимания. Будучи незнающими, мы позволяем себе блуждать и наблюдать, интересуясь будто бы случайными моментами, которые могут привести нас к полезным догадкам. <…>

Когда мы не знаем чего-то, мы открываемся миру, а мир, с его нетронутыми сокровищами понимания и наставлений, открывается нам навстречу.

Майкл Кэрролл «Пробуждение на работе». Издательство Ганга. Серия Самадхи, 2016.

3 Comments

  1. xelagres says

    Анастасия, пришла рассылка об этом посте на посту.
    Загуглить автора, но в интернете о нем ничего нет.
    Есть информация об авторе из подтверждённых источников таких, как википедия, например?
    Спасибо.

    Нравится

Хотите оставить комментарий? Делайте это внимательно!

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s