В жизни, На работе
Comments 6

Как практика внимательности изменила западный бизнес

8cd6737b-a393-4993-ba77-d11e2375909f.img

В 2006 году американский продуктовый гигант General Mills впервые предложил своим топ-менеджерам семинедельный курс практики внимательности. И этот эксперимент не только полностью изменил корпоративную культуру компании, но и вывел ее на первые места в бизнес-рейтингах. Сегодня, спустя 7 лет, 25% американских компаний последовали примеру General Mills. О том, как это преобразило западный бизнес – в статье Дэвида Джелса (David Gelles) в Financial Times.

Перевод © Анастасия Гостева

Штаб-квартира компании General Mills, производителя мороженого Häagen-Dazs и хлопьев Cheerios, распологается на покрытых зеленью пространствах Миннеаполиса в штате Миннесота. Крытые переходы соединяют сеть современных зданий, защищающих рабочих Среднего Запада от жары и влажности летом и от суровых морозов и неистовых метелей зимой.

В помещениях компании работает примерно 3000 человек, занимающихся абсолютно всем – от развития продуктов и маркетинга до судебных тяжб, слияний, приобретений новых компаний и разработки нормативов. Это типичная средняя Америка – в основном белая, одетая в повседневную одежду, много работающая и отличающаяся дружелюбным нравом.

Но некоторые признаки указывают на то, что в General Mills существует совершенно необычная корпоративная культура. Если во вторник утром вы откроете правильную дверь, вы обнаружите несколько десятков топ-менеджеров и руководителей среднего звена, медитирующих вместе в тишине, сидя на подушках со скрещенными ногами, шлифуя свои умы для будущей трудовой недели. Если вы зайдете вечером того же дня в зал для заседаний вы найдете более 50 человек, стоящих на одной ноге в позе “дерева” на уроке йоги.

А еще вы заметите, что в каждом здании компании есть комнаты для медитации, с подушками для сидячей практики и матами для йоги, на которых сотрудники могут на несколько минут погрузиться в покой в перерывах между совещаниями. Все это с очевидностью указывает на то, что в General Mills есть нечто, напоминающее коллективную духовную жизнь.

 

И это не очередная мимолетная причуда, которой увлеклось руководство, и не пилотная программа, выдуманная кадровиками. На протяжении последних семи лет (статья написана в августе 2012 года – прим. пер.) число работников компании, практикующих йогу, медитацию и практику внимательности прямо на рабочем месте неуклонно растет. То, что начиналось как побочный проект одного из руководителей компании трансформировало культуру корпорации, входящей в список 200 лучших транснациональных компаний по версии журнала Fortune.

“Речь идет о том, чтобы натренировать наши умы быть более сфокусированными, видеть с большей ясностью, обладать большей креативностью и чувствовать себя связанными с другими людьми”, – говорит Джанис Мартурано, заместитель генерального советника General Mills и основательница этой программы. – “Практика внимательности развивает в нас сочувствие к самим себе и ко всем людям вокруг нас – коллегам, клиентам, и это одна из главных причин для медитации”.

Инициатива General Mills была в авангарде нового движения, которое тихо меняет облик определенных уголков корпоративного мира. Посредством медитации, йоги и практики внимательности в верхние эшелоны некоторых крупнейших компаний на планете просочились основные принципы буддизма, индуизма и других паназиатских философских систем.

Уильям Джордж (William George), член совета директоров Goldman Sachs и бывший глава медицинского гиганта Medtronic начал медитировать в 1974 году и с тех пор никогда не прерывал свою практику. Сегодня он один из главных апологетов медитации в корпоративном контексте и автор нескольких статей на эту тему, опубликованных в Harvard Business Review.

“Если вы полностью присутствуете здесь и сейчас, на работе, вы будете более эффективны как руководитель, вы будете принимать лучшие решения и вы будете лучше сотрудничать с тругими людьми. И это главные причины, по которым медитация в бизнесе необходима”, – говорит мне Джордж. – “У меня очень напряженная жизнь. И медитация помогает мне сохранять внимание на том, что важно”.

 

И хотя сочетание мистицизма и капитализма может показаться неуместным, это взаимодействие уже создало плодородную почву для развития в некоторых известных компаниях в США и в Европе. Google, Target, First Direct и другие активно пользуются смесью из древних озарений и современных теорий менеджмента. В больших и маленьких организациях восточная мудрость меняет западный бизнес.

. . .

Эти влияния набирали силу на протяжении десятилетий. Поколение, выросшее на культуре битников, хиппи и восточном мистицизме породило целую когорту бизнесменов, таких как Джордж и Стив Джобс. Основатель и бывший глава Apple был дзен-буддистом и открыто рассказывал о том, как время, проведенное им за медитацией в Индии, сформировано его мировоззрение и, в итоге, дизайн всех продуктов компании.

“Если вы просто сядете и понаблюдаете, вы заметите, насколько беспокоен ваш ум”, – рассказывал Джобс своему биографу Уолтеру Айзексону. “Если вы попытаетесь его успокоить, беспокойство лишь усилится, но со временем он все-таки начнет затихать. И когда это случится, вы обнаружите, что способны услышать более тонкие вещи – именно в этот момент начинает расцветать ваша интуиция, вы начинаете видеть вещи яснее и оказываетесь в настоящем моменте. Вы видите настолько больше, по сравнению с тем, что вы видели раньше. Это требует дисциплины; вы должны практиковать”.

На данный момент не существует надежной статистики относительно того, сколько американских компаний предлагают медитацию на рабочем месте, но согласно данным консалтинговой компании Aon Hewitt четверть крупных корпораций в США запустили программы по снижению стресса посредством практики внимательности.

 

Здесь я должен признаться, что у меня есть личный интерес. Я начал медитировать больше десяти лет назад. То, что начиналось как академические поиски в колледже в результате привело меня на год в Индию, где я изучал медитацию под руководством мастеров тибетского и дзен-буддизма, а также учителей других традиций юго-восточной Азии.

И хотя я не достиг никаких высших состояний сознания, медитация и практика внимательности стали полезной частью моей повседневной жизни – они помогают мне сохранять спокойствие на работе с высоким уровнем стресса. Более того, чем больше я писал о технологиях, слияниях и поглощениях, тем чаще я встречал медитирующих людей вроде меня в поразительно большом количестве компаний.

Запущенная в Google программа “Ищи внутри себя” познакомила с практикой внимательности более 1000 сотрудников. А после того как создатель этой программы и один из первых сотрудников компании Чед-Менг Тан написал книгу с одноименным названием, ее популярность только растет. Изначально, в 2007 году Тана вдохновил именно курс, разработанный в General Mills, а теперь он хочет познакомить с медитацией другие компании, занимающиеся высокими технологиями.

Силиконовая долина – настоящий рассадник практики внимательности на рабочих местах. Ежегодно здесь проходит конференция “Мудрость 2.0”, на которую съезжаются тысячи компьютерщиков, увлекающихся духовными практиками – и в числе прочих топ-менеджеры Facebook, LinkedIn и Twitter – для того, чтобы об меняться советами, как оставаться спокойным в цифровую эпоху.

 

Aetna, одна из крупнейших американских компаний, специализирующихся на медицинском страховании, начала предлагать своим сотрудникам программы по йоге и практике внимательности в 2010 году. Эту инициативу придумал и воплотил в жизнь президент компании Марк Бертолини (Marc Bertolini), сам практикующий медитацию. После того, как по его стопам последовали 3500 сотрудников компании, Aetna стала в 2012 году предлагать программы по йоге и медитации на рабочих местах своим страховым клиентам.

“Каждое утро я встаю и делаю мои асаны, занимаюсь пранаямой, медитирую и пою ведические гимны, – рассказал Бертолини в своем интервью Yoga Journal. – Это помогает мне быть более центрированным, более присутствующим здесь и сейчас”.

В торговом гиганте Target, чья штаб-квартира также располагается в Миннеаполисе, в 2010 году была создана группа “Медитирующие торговцы”. К ней может присоединиться любой сотрудник компании, и на данный момент в группе уже 500 участников. Они практикуют раз в неделю во время перерыва на ланч.

Сотрудница отдела кадров Микиша Нэйшн, 33-летняя уроженка Ямайки, помогла группе на начальном этапе, так как уверена, что медитация упрощает ее работу кадровика. “Счастливые, здоровые и увлеченные работой члены команды способствуют созданию такой атмосферы, в которой всем приятно работать, – объясняет Нэйшн. – Хотя поначалу идея сидеть на матах посреди зала для совещаний может показаться странной”.

Компания-производитель кофе Green Mountain Coffee Roasters ежемесячно предлагает своим сотрудникам однодневные ретриты, в которых могут принять участие члены из семьи и друзья. Ретриты проводятся буддийским учителем Шинзеном Янгом прямо в здании инженерного корпуса компании в Уотербери, в Вермонте.

 

А в Лондоне Джеймс Мутана (James Muthana) основал компанию YogaAt.com, которая предлагает корпоративным клиентам уроки йоги и медитации. Среди ее клиентов банк First Direct, сеть отелей Taj Hotels и футбольный клуб West Ham United. Мутана – бывший банкир, проработавший 10 лет в лондонском Сити. По его словам, новый бизнес быстро растет. “Сегодня в мире слишком много неопределенности, – говорит Мутана. – Наши клиенты знают, что недостаточно привлечь талантливого сотрудника. Его нужно удержать, о нем нужно позаботиться”.

Однако при всем растущем разнообразии программ для внимательного бизнеса, курс, разработанный в General Mills – один из самых передовых и базирующихся на серьезных исследованиях.

d0ef52e6-ebff-11e1-985a-00144feab49a.img
Курс называется “Внимательное руководство” и включает в себя сидячую медитацию, основанную на буддийской практике внимательности, мягкий комплекс йоги и диалог с участниками, помогающий успокоить ум. В основе курса лежит идея, что более спокойные работники испытывают меньше стресса, более продуктивны в работе и даже становятся лучшими руководителями – а в результате выигрывает организация в целом.

Практика внимательности может показаться обманчиво простой. Вы садитесь в удобной позе, закрываете глаза и просто отмечаете физические ощущения в теле и активность мыслей в голове. Вы не судите, а просто наблюдаете от момента к моменту за тем, как эти ощущения возникают и исчезают, не реагируя на них.

 

Благодаря этому, медитирующие постепенно начинают осознавать изменчивую природу всех ощущений, включая боль, гнев и разочарование. Со временем это позволяет практикам успокоить ум. В результате люди становятся менее возбужденными, более сфокусированными и с ними гораздо легче работать.

Это может прозвучать как очередной нью-эйджевский вздор, но растущий корпус академических исследований подтверждает эти данные и объясняет нейробиологические механизмы этих перемен. Доказано, что медитация снижает уровень кортизола – гормона, связанного со стрессом. Когда уровень кортизола снижается, ум становится спокойнее и обретает стабильность, а это в свою очередь позволяет ему быть более сфокусированным. “Практика внимательности – это идея, чье время наконец пришло, – говорит Чед-Менг Тан. – Все практики медитации всегда знали об этих эффектах, но наконец наука смогла это подтвердить”.

Тот факт, что практика внимательности приводит к таким устойчивым результатам, сделал ее очень популярной не только среди духовных искателей, но и среди психоаналитиков, медиков и теперь бизнесменов. В General Mills в программе приняли участие несколько сотен руководителей, и следом за ними медитацией заинтересовались другие мультинациональные компании.

Но чтобы понять, как компания с доходом в $17 млрд. согласилась на духовную революцию, необходимо поближе познакомиться с одной из его сотрудниц и узнать о том, как ее личная духовная трансформация превратила ее фактически в корпоративного гуру.

. . .

Джанис Мартурано, невысокая и тихая женщина с копной черных волос, присоединилась к General Mills в 1996 году и стала работать в юридическом отделе компании. У нее было безупречное резюме и прекрасное образование. Закончив Юридическую школу Нью-Йоркского университета, она начала работать в Curtis, Mallet-Prevost, Colt & Mosle LLP, нью-йоркской фирме, специализирующей на корпоративном праве. В 1984 она перешла в юридический отдел Panasonic, а затем в Nabisco.

Когда 10 лет спустя Мартурано присоединилась к General Mills, она стала отвечать за связи с “Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов” при министерстве здравоохранения США. Ее главной зоной ответственности была сфера торгового регулирования. Она тесно сотрудничала с Комиссией по ценным бумагам и биржам, занималась вопросами антимонопольного права – и именно это в итоге привело ее на духовный путь.

В 2000 году General Mills хотела купить за $10,5 млрд. Pillsbury – компанию-конкурента, знаменитую своим логотипом в виде человечка из теста. В результате этой сделки должна была появиться четвертая по величине крупнейшая продуктовая корпорация в мире, и поэтому возникли задержки – антимонопольный комитет рассматривал дело на протяжении 18 месяцев. Мартурано оказалась втянутой в трясину бесконечных придирок со стороны антимонопольного комитета.

6f580aa0-ebff-11e1-985a-00144feab49a.imgИ словно этого давления было недостаточно, именно в эти полтора года друг за другом ушли из жизни ее родители. Она чувствовала себя абсолютно истощенной интеллектуально и эмоционально. “Я думала, что приду в норму. У меня и раньше бывали непростые времена”, – рассказывает Джанис. – “Но этого не произошло. Ресурсы моей психики, способность адаптироваться оказались исчерпанными”.

 

И именно в это время Мартурано был предложен шанс присоединиться к ретриту, который проводил Джон Кабат-Зинн – психолог и нейробиолог, написавший бестселлер “Куда бы вы ни шли, вы уже там: практика внимательности в повседневной жизни” (Wherever You Go, There You Are: Mindfulness Meditation in Everyday Life). Это было абсолютно не похоже на все, чем Мартурано занималась раньше, но ей была нужна шоковая терапия, и она на шесть дней отправилась в “Миравал”, курорт рядом с Таксоном в Аризоне.

Она оказалась абсолютно неподготовленной к строгим требованиям ретрита. “В самом начале Джон сказал: “Хорошо, а теперь мы собираемся помедитировать примерно час”, – вспоминает Мартурано. – И я подумала: “Он что, выжил из ума? Что мы собираемся делать на протяжении часа?!”. А шесть дней спустя, в последний день ретрита, она обнаружила себя гуляющей в шесть утра по пустыне и погружающейся в глубокую медитацию. Когда ретрит закончился, она не хотела уезжать.

Дома в Миннеаполисе она продолжила медитировать каждый день и вскоре заметила очевидные улучшения в ее качестве жизни. Она стала более гибкой эмоционально и более сфокусированной на работе. Так прошло несколько лет, и Мартурано поняла, что устала вести двойную жизнь. “Я медитировала тайком”, – рассказывает Джанис. Но чем дальше, тем менее естественной ей казалась такая ситуация. Ей хотелось найти способ соединить практику внимательности и работу.

Мартурано начала общаться с потенциальными неофитами, выясняя, не хотят ли они тоже познакомиться с методом тренировки ума. И когда у нее набралась критической масса желающих, она позвонила Саки Санторелли (Saki Santorelli), адъюнкт-профессору Медицинской школы при Массачусетском университете и коллеге Кабат-Зинна по его исследованиям психологических эффектов медитации.

 

Мартурано и Санторелли разработали первоначальный вариант программы, и в начале 2006 года 13 топ-менеджеров General Mills отправились на пятидневный ретрит в маленький отель в Спайсере, в Миннесоте. Эти 13 человек вернулись в General Mills преображенными. “И тогда в компании возник огромный интерес к происходящему”, – вспоминает Бет Гундерсон, директор Generall Mills по организационной эффективности. – “Все хотели пройти такой же курс. И проект начал жить своей собственной жизнью”.

На сегодняшний день (август 2012 – прим. пер.) более 400 сотрудников General Mills и 250 руководителей и предпринимателй из других компаний прошли данный курс медитации. Мартурано основала “Институт внимательного руководства” – некоммерческую организацию, которая проводит курсы медитации для руководителей из различных сфер бизнеса.

Сейчас, после 15 лет в General Mills, Мартурано собирается покинуть компанию и полностью посвятить себя институту, но она до сих пор часто возвращается в офис и помогает менять корпоративную культуру компании.

. . .

Я приехал в Миннеаполис жарким июньским днем, чтобы увидеть программу “Внимательного руководства” в действии. Одно дело – слышать рассказы о сотнях руководителей, медитирующих и занимающихся йогой, и совсем другое – увидеть, как они босыми выходят из своих кабинетов с матами для йоги и довольными ухмылками на лицах.

 

Двухчасовое расширеннное занятие было назначено на 4 часа дня в большом зале для совещаний. Начали собираться участники – многие обнимались, и я заметил, что некоторые даже прослезились. Как раз незадолго до этого руководство Generall Mills объявило о первой волне увольнений – впервые за несколько десятков лет – и некоторые из присутствующих должны были уволить своих сотрудников, а другие – сами потерять работу. Участники заходили в зал, находили Мартурано и приветствовали ее как старую подругу.

На полу уже лежало примерно 50 подушек для медитации и участники постепенно рассаживались в круг, скрестив ноги. На всех была свободная одежда, на многих – футболки с логотипами различных продуктов компании. Когда все расселись по своим местам, Мартурано три раза прозвонила в тибетские колокольчики. “Примите ту позу, которая олицетворяет для вас в данный момент силу и достоинство, – произнесла она медленным, звучным голосом. – Позвольте вашему телу расслабиться и отдохнуть, выйти на время из бизнеса, верните внимание к ощущению каждого вдоха”.

В тишине было слышно, как многие выдохнули – живущие в огромном стрессе руководители позволили себе оставить все мысли о работе. Мартурано попросила группу удерживать сфокусированное внимание на дыхании – первый шаг в базовой практике медитации. Группа послушно последовала ее инструкциям, направив все внимание на ощущение того, как воздух при вдохе и выдохе касается ноздрей. Через несколько минут Мартурано предложила присутствующим расширить их внимание до осознавания ощущений во всем теле.

d1df0782-ebff-11e1-985a-00144feab49a.img

Через 30 минут она снова прозвонила в колокольчик. Вся группа одновременно встала, отодвинула подушки в сторону и расстелила на полу маты. Еще полчаса Мартурано посвятила занятию йогой, показывая мягкие асаны и уговаривая аудиторию сфокусировать внимание на ощущениях, возникающих в теле.

 

Затем все снова сели и Мартурано выступила с импровизированной речью, в которой сплелись воедино практика внимательности, стихотворение и корпоративные разговоры. Она также упомянула сокращения. “Когда в нашей жизни случаются перемены, очень легко попасть в водоворот событий и потеряться, – говорила Джанис. – Используйте медитацию для того, чтобы обрести стабильность ума. Это время одиночества, но это также и время надежд”.

. . .

General Mills сделала программу “Внимательного руководства” неотъемлемой частью своей корпоративной культуры. Это необычный, но важный шаг для одной из самых известных мультинациональных компаний. С тех пор репутация компании как испытательного полигона для корпоративных лидеров лишь упрочилась. Журнал Leadership Excellence в 2011 году назвал компанию лучшей среди конкурентов по созданию среды для развития руководителей (в 2010 General Mills занимала лишь 14-е место в рейтинге).

Когда компания решила выяснить, насколько эффективна программа, результаты оказались ошеломительными. После одного из семинедельных стандартных курсов 83% участников сообщили, что “каждый день находят время для того, чтобы оптимизировать собственную продуктивность” – по сравнению с 23% до прохождения курса. 82% сказали, что теперь они выделяют время на то, чтобы избавиться от непродуктивных задач – по сравнению с 32% до курса. А среди топ-менеджеров, прошедших курс, 80% сообщили что теперь они способны принимать лучшие решения, а 89% сказали, что они стали лучше слышать собеседников.

Другие компании также обнаружили, что подобные программы приносят большую пользу для здоровья сотрудников и снижают внутрикорпоративные расходы. Aetna в партнерстве с Медицинской школой университета Дьюка посчитала, что всего час йоги в неделю снижает уровень стресса сотрудников на треть, а расходы на медицинскую страховку и выплату больничных – на $2000 в год на человека.

 

Майк Мартини, директор информационного отдела General Mills, начал медитировать с Мартурано в 2007 году по рекомендации коллеги. Он продолжает регулярно практиковать и по сей день, по полчаса-часу в день три четыре раза в неделю. Мартини говорит, что медитация позволяет ему более эффективно распоряжаться своим вниманием, легче его фокусировать.

“Суть в том, чтобы быть открытым ко всему, что происходит прямо сейчас, – поясняет Мартини. – Не существует такой вещи, как многозадачность. То, что люди называют этим словом – в реальности является очень быстрым переключением внимания между несколькими активностями”.

Когда Мартини научился осознанно выбирать, на чем фокусировать свое внимание и как по связать себя целиком одной задаче в данный момент, он существенно улучшил качество своей работы. Практика внимательности также помогла Мартини стать более внимательным к жене и к четырем детям-подросткам. “Если я сижу на семейном праздники, постоянно глядя в мобильный – то меня все равно что нет там, – говорит Мартини. – И тогда честнее вообще встать и уйти, чем изображать присутствие”.

При этом Мартини, как и практически все топ-менеджеры, с которыми мне довелось побеседовать, не считает себя буддистом. (Единственным исключением был Тан, но и он настаивает на том, что программа “Ищи внутри себя” не является религиозной. “Все может быть абсолютно светским, – говорит Тан. – Нет ничего религиозного в том, чтобы возвращать внимание на дыхание. Каждый может научиться этому”.)

Мартурано также категорически отрицает любую принадлежность к буддизму. Ее также смущает кажущееся очевидным несоответствие между попытками вырастить лучших капиталистов при помощи сострадания. Она считает, что цель программы медитации – помочь каждому человеку жить более здоровой, спокойной и плодотворной жизнью, а также испытывать меньше стрессов на работе и быть лучшими руководителями.

 

И все же Мартурано признает, что у ее программы есть буддийские корни. “Я училась у многих удивительных буддийских учителей на протяжении многих лет. И они дали мне очень много, – говорит Джанис. – И я очень внимательно отношусь к сохранению целостности этой практики. Я совершенно точно не изобретаю велосипед”.

Ни General Mills, ни Google, ни Aetna, ни Target не стремятся обратить своих сотрудников в какую-то новую религию. Наоборот, кажется, что восточная мудрость – очищенная от религиозной составляющей и подкрепленная научными исследованиями – становится частью корпоративного мэйнстрима.

И, похоже, этот тренд набирает обороты. В дополнение к институту Мартурано появился институт “Ищи внутри себя” Чед-Менг Тана, который также хочет обучать сотрудников других компаний. А тем временем люди из YogaAt.com продолжают набирать новых клиентов, включая рекламную группу Omnicom и производителя электроники NEC.

Эти противоречия – учителя буддийских практик, которые при этом не являются буддистами; корпорации, которые создают духовные общины; капитализм, который заключает в свои объятия традиции, отрекшиеся от материализма – не кажутся такими уж удивительными в наше время. Точно также, как продукты Genera Mills продаются по всему миру и ими питаются люди от Индии до Индианы, фундаментальные принципы великих мировых религий оказались в свободном доступе во всех уголках Земли.

И в результате люди, которые много работают для того, чтобы создать высокорентабельные низкокалорийные хлопья для завтрака, в то же самое время стремятся улучшить свое духовное равновесие и даже ощутить вкус просветления. “Неверно искать баланс между жизнью и работой – при таком подходе все равно остается противоречие, – говорит Мартурано. – У нас всего одна жизнь. И важно пробудиться к ней во всей ее полноте”.

6 Comments

  1. Евгений says

    Статья интересная, бесспорно. Но есть один нюанс. Точнее смущает один момент, а именно то, что во всех случаях результат (сотрудники компаний становились «преображенными») достигался мгновенно (самое большое – за 7 недель, самое меньшее – за 5 дней). Во всех случаях результат базируется на оценочных суждениях, типа, «это помогает мне…» или «участники опроса сообщили, что …». Постоянно обращает на себя внимание лежащая в основе концепции продвижения медитации идея: «если …, то будет лучше». Не вдаваясь в социологический анализ статистических данных из статьи, можно обратить внимание на данные, приводимые только по практикам из различных течений буддизма, хотя известно, что традиция медитаций не ограничивается только буддизмом, а есть во всех духовных учениях, далеко не все из которых являются религиями. Фактически у людей отсутствует возможность выбора того или иного инструмента для духовного роста, а всех массово собирают на один ретрит.
    На самом деле при такой скоротечности ретритов есть большая доля вероятности простого срабатывания эффекта в том же самом уме, который имеет свойство подстраиваться под результат, который ему (уму) заранее известен или когда ум думает, что выполнил важную задачу в ожидании «мгновенно» оказаться в комфортных для него условиях. А первые слова во фразе Мартурано служат лишь тому подтверждением: “Речь идет о том, чтобы натренировать наши умы быть более сфокусированными, видеть с большей ясностью, обладать большей креативностью и чувствовать себя связанными с другими людьми”. Очень похоже, что тысячи и тысячи «вовлеченных» сотрудников – и речь в данном случае не о топ-менеджерах компаний, – заняты именно поиском зоны комфорта в своем собственном уме, при этом им никто не говорит, что у каждого из них могут быть какие-то свои неисцеленные психологические проблемы или даже травмы, с которыми, прежде чем приступить к медитации, лучше было бы поработать «по индивидуальной программе». Скорее всего, от таких сотрудников, в первую очередь, ожидают эффективного результата по работе и та скорость, с которой они «обнаруживают» у себя развитие сочувствия «к самим себе и ко всем людям вокруг себя – коллегам, клиентам», – является производной такого подстегивающего стимула. Такой эффект от духовной практики становится необходимым условием для работы в самой компании, из чего можно предположить, что использование медитативных практик приводит к укреплению гордыни сотрудника считать себя духовным как в своем роде очень важного качества. Ведь в статье речь идет и конкретные примеры приводятся в отношении крупных транснациональных и мультинациональных компаний (читай – монополий). И именно с попытки для General Mills укрепить свою монополию в капиталистической системе началась череда потрясений для одного из героев статьи, приведших его впоследствии в “Миравал”.
    Только у трех-четырех названных в статье людей медитативный стаж исчисляется десятками лет, но и рассуждают они несомненно мудрее. Хотя, в чем мудрость Мартурано, заявляющей: «Неверно искать баланс между жизнью и работой – при таком подходе все равно остается противоречие. – У нас всего одна жизнь. И важно пробудиться к ней во всей ее полноте»?! Как раз потому, что у нас не одна жизнь, и это тоже может прозвучать как очередной нью-эйджевский вздор, но, живя в полноте (духовной жизнью), вы делаете только один шаг за один раз!!! А баланс – это ключ к достижению любого результата на духовном пути!!!
    Статья не развеивает сомнений в том, что для продвижения идей медитации не используется «лапша быстрого приготовления», скорее наоборот («очищенная от религиозной составляющей и подкрепленная научными исследованиями»). Для восточных религий как раз религиозная составляющая это и есть тот важный критерий, по которому в той или иной практике возможно распознавание вибрации Духа. Дух дует там, где хочет, а не там, где комфортно!!!
    Каждая религия использует определенные инструменты, предназначенные для определенного состояния сознания, как и сама религия есть выражение определенного состояния сознания, поэтому эти инструменты для некоторых могут просто оказаться бесполезными. Без религиозных идей (а, по меньшей мере, четыре человека, названных в статье, их все же изучали) практика становится автоматической или механической, бессодержательным повторением. Когда Джобс, изучавший, в отличие от многих, религиозные идеи, говорит об интуиции, он всего лишь воспроизводит мудрость дзен-буддизма. Но очевидно, что неверно считать, что интуиция это воплощение спокойствия ума или она содержится где-то в глубинах ума, тренировать который так нацелена Мартурано. Ведь также будет верным и то, что не занимаясь духовной практикой можно быть более вовлеченным в духовный путь и духовную жизнь, чем используя её. В том же движении Нью-эйдж, которое пытается по-своему очищать духовные учения от религиозной составляющей, утверждение о том, что вы – это не ум, уже давно стало максимой. За любым суждением всегда будет скрываться ум, а за умом всегда будет стоять то или иное состояние сознания. Не работая с самим состоянием сознания можно легко угодить в ловушку ума, который всегда найдет способ убедить вас, что вы встали на духовный путь. Недаром говорит вневременная мудрость: выбирая учителя на духовном пути выбирайте того учителя, который уже прошел этот путь. А если слепой лидер ведет слепого, то оба упадут в яму.
    Да, можно согласиться с тем, что внешняя борьба привела Мартурано на духовный путь. Но от того, что вы начинаете использовать инструменты духовных практик, вы еще не становитесь духовным и даже еще не встаете на духовный путь, или как утверждается в статье: «Все это с очевидностью указывает на то, что в General Mills есть нечто, напоминающее коллективную духовную жизнь». Мы снова находим очередной способ не выражать свою духовность, а заменить ее на проживание «более здоровой, спокойной и плодотворной жизнью, а также испытывать меньше стрессов на работе и быть лучшими руководителями». Ребята, я не против этого. На мой взгляд, это как раз то, что предшествует духовному пути. Но если вам скажут (я не утверждаю, что в статье об этом идет речь, но сам по себе посыл этого не исключается), что это все, что у вас есть и взамен вы должны лучше справляться со стрессами на работе ради процветания компании (то есть работодатели могут и не улучшать условия труда, но работники будут приспосабливаться к ним в своем уме), при этом называя это духовным путем (даже оставим за скобками, что в статье это еще назвали духовной общиной), то все признаки попыток манипулирования сознанием здесь будут налицо. Я не за автоматическое (механическое) использование рафинированных инструментов восточных духовных учений, я за всеобщую Духовность, а как говорят в Одессе – это две большие разницы…
    Поэтому мне представляется не совсем верным расширенный вывод автора статьи о том, что «восточная мудрость меняет западный бизнес». Восточная мудрость изменила, в первую очередь, сознание определенного количества людей, а бизнес изменяется благодаря нацеленности на результат некоторой части из этих людей, заинтересованных в использовании сугубо определенных психологических инструментов (достаточно посмотреть как «все топ-менеджеры, с которыми довелось побеседовать автору статьи» дружно, хором и «категорически» отрицают свою принадлежность к любой религии). Именно потому, что Дух дует там, где хочет, ни одна духовная практика не может гарантировать результат, без которого в настоящее время не может существовать ни одна транснациональная компания. Иное для такой компании будет равнозначно банкротству и разорению. С Духом невозможно заключить сделку или найти компромисс. Поэтому единственным выходом в стремительно изменяющемся мире для выживания транснациональных компаний остается использовать усовершенствованные психологические приемы и методы.

    • Евгений, мой учитель – беседы которого вы можете прочитать тут на сайте – всегда повторяет, что на любой ответ возможно минимум 7 вариантов ответа. Просто по числу уровней внимательности человека. То, что прекрасно и верно для человека слабо-внимательного, не подойдет очень внимательному. И мне кажется, что смешиваете сразу много понятий, которые (на мой исключительно взгляд) стоит разделить.
      Во-первых, преображение и трансформация часто бывают субъективно мгновенными. Апостолу Петру хватило краткой встречи с Иисусом на пути в Дамаск и – другой человек! Апостол! Это пиковые переживания. Они часто случаются именно во время ретритов и потом люди в своей субъективной реальности ощущают себя преображенными. Пиковое переживание сходит на нет и начинается регулярная практика. Или не начинается.
      Но есть реальность объективная. На сегодня накоплено уже очень много данных (и на этом сайте эти статьи тоже есть в разделе Наука), что практика внимательности меняет структуру мозга. Физически. Объективно. И изменения видны уже через 8 недель.
      Есть еще один аспект. Для того, чтобы человек задумался о духе, он должен сначала решить базовые проблемы – это пирамида Маслоу. Иначе его практика рискует превратиться в духовное избегание.
      Лично я не готова сказать что дух и религия равны. Будда тоже не считал себя буддистом 🙂 и все выдающиеся учителя современности, (Намкай Норбу, например или Далай-лама), с которыми мне доводилось встречаться, настаивали на том, что они не религиозны! Они просто делают практики, позволяющие им обнаружить свою изначальную природу. Это гораздо ближе к науке, чем к религии. Вы ставите эксперимент по личной трансформации и смотрите, что получится.
      Конечно, любые техники и практики (как и любые инструменты) могут принести благо или вред – в зависимости от того, в чьих руках они оказались. Я не знакома лично с Мартурано. Но я лично знакома с некоторым числом очень успешных людей в США которые искренне стремятся поддерживать в своих сотрудниках и коллегах стремление к практике и предоставляют им время и техники для развития – в силу того, что в своей медитативной практике и в своем личностном развитии они дорасли до достаточно высоких ступеней, если так можно выразиться, и не чувствуют себя больше лишь отдельными Эго. Но вряд ли они бы стали говорить об этом так открыто в интервью на всю страну – потому что в интервью вы стараетесь не напугать, а заинтересовать.
      Когда я читаю статистику сайта Superjob.ru о том, что 82% подчиненных в России терпеть не могут своих начальников, а 97% начальников отвечают им взаимностью, и каждый день эти люди встречаются на работе, я предпочитаю американский вариант – с йогой и медитацией. Для начала как минимум.

      • Евгений says

        Анастасия благодарю за ответ. И за приведенные примеры. Пример с Апостолом Петром, который встретил Иисуса по дороге в Дамаск и мгновенно стал Апостолом, наверное, самый наглядный?!
        Я, скорее, сторонник теории сознания (если такая вообще существует), чем внимательности. И считаю, что если человек решает ответить, то этот ответ дается в том состоянии сознания, в котором человек находится в данный момент СЕЙЧАС. Именно поэтому для меня важен не тот уровень внимательности, на котором он пребывает, а его сознание. Ведь вы же не автор статьи, вы не знаете какой смысл автор статьи вкладывает в тот или иной термин, то или иное понятие (при условии, конечно, что вы не готовили материал, не давали интервью и не знакомы с самим автором и его творчеством, а сам материал статьи не касается вашей сферы деятельности), почему изложил свои мысли так или иначе, почему пришел к тем или иным выводам. Но то, как он все это соединил между собой, говорит о состоянии его сознания. И предает он нам свое состояние сознание, преломленное через призму своего восприятия предмета. И соглашаемся мы не с тем, насколько он был внимательным или нет (ведь для нас это новый опыт, новые знания, новые переживания), а по тому, насколько резонирует состояние сознания автора с нашим собственным состоянием сознания. Для меня свой пост вы излагаете с точки зрения своего состояния сознания. Я, например, не могу сказать, насколько при этом вы были внимательны или нет, поскольку не знаю предмета, о котором вы пишите. У меня складывается только своя точка зрения на основании моего состояния сознания! Но, напротив, если бы я был вашим учителем или соратником по учению, то я вполне определенно мог бы сделать суждение о вашей внимательности. И, кстати, разве так уже и важно на каком конкретно уровне вы находитесь? 😉
        Что касается упоминаемых вами преображения и трансформации. Вы еще называете их пиковыми переживаниями. Допустим, pourquoi pas?, что история с Апостолом Петром не верна (как вам такой сюжет развития дискуссии), и даже не потому, что эта история не соответствует упоминаемой вами объективной реальности (в научной терминологии естественно), а по другим причинам, то как еще я мог бы понять о чем вы ведете речь? Например, что речь не идет о трипах там или еще о чем? Где тоже присутствуют пиковые переживания… А как вы можете понять, что именно автор статьи подразумевал под «вернулись в General Mills преображенными»? Если принять ваши объяснения, то к моменту «возвращения в General Mills» или через некоторое время спустя должен был наступить спад. А если этот спад наступает неизбежно (просто здесь задайте логический вопрос), почему в компании, тем не менее, “возник огромный интерес к происходящему”, как «вспоминает Бет Гундерсон, директор Generall Mills по организационной эффективности»??? А вот здесь у меня вопрос для Бет Гундерсон: в чем заключается этот интерес для людей, наделенных огромными административными полномочиями (читай – властью) и при этом никогда не испытывавших пиковых переживаний? Но автор статьи даже не пишет о том, что такие спады вообще могут быть и поэтому складывается впечатление, что так достигается само просветление, о котором в конце статьи говорит Мартурано.
        Видите ли, автор статьи опустил объяснения по этому поводу и даже не позаботился намекнуть о существовании упоминаемого вами понятия изначальной природы человека, и даже не заикнулся об упоминаемом вами понятии отделенного Эго. И даже давайте не будем ссылаться на учение о недвойственности, поскольку для автора статьи, по-видимому, это совершенно не принципиально.
        То, что вы попытались мне объяснить словами о трансформации и преображении, мой учитель выражает иначе, которого я позволю себе немного перефразировать. Так, для большинства людей их преображению и трансформации предшествует сознательный выбор! Это выбор идти духовным путем. Большинство людей, но не все, начинают сознательный духовный путь, находя какое-либо духовное или религиозное учение. Люди переживают опыт пробуждения или обращения, и затем присоединяются к религиозной или духовной, или возможно политической или благотворительной организации. Это вполне может быть даже одна из организаций, о которых идет речь в обсуждаемой нами статье. Такой опыт пробуждения всегда является результатом тоски о чем-то большем, желания понять, ощущения, что должны быть ответы на жизненные вопросы. Это то, что мы могли бы назвать «поисками истины», и это – движущая сила всего духовного роста. Это пробуждение к более высокому чувству идентичности как духовного существа. Это стремление обладает настолько невероятной внутренней силой, что может привести к страданиям или ощущению одиночества или пустоты. Именно поэтому я указал на то, что духовный путь лучше бы было начинать из состояния более здоровой, спокойной и плодотворной жизни. Но выбор должен быть сделан сознательно. Недаром один мудрец сказал: можно привести человека к воде, но нельзя заставить его пить 😉
        А если медитативная практика становится трендом «и, похоже, этот тренд набирает обороты» как утверждает автор статьи, вы можете с уверенностью сказать, что телега не поставлена впереди лошади? Уточню свою мысль: в чем причина стремления тысяч и тысяч «вовлеченных» сотрудников – и, снова повторю, речь в данном случае не о топ-менеджерах компаний, – посещать духовные ретриты? Вероятно таких исследований еще не проводилось?! А ведь слово «тренд» можно вполне принять и за оговорку по Фрейду. На мой взгляд, этот вопрос важен – и не столько с духовной точки зрения, сколько с психологической. Как считает известный врач и психотерапевт А.Г. Данилин, все дело может заключаться в некоем вообще очевидном стремлении потребительской культуры превратить психологическую практику в род товара. А для того, чтобы что-то продать, нужно придать ему некую самодостаточную ценность. И если я иду потреблять эту практику просто потому, что мне интересно… или мне кажется, что вот я приду куда-то в какую-то тренинговую группу и – поумнею, стану более умным, стану гениальным, и тогда уже буду решать, что мне делать. Вот это и является той самой главной ошибкой, из-за которой случаются неприятности в практиках. Всё равно единственной целью человеческой может быть произведение какого-то действия в ЭТОЙ реальности, вкладывание в неё каких-то смыслов. И единственная задача… единственная проблема, связанная с любыми тренингами и практиками вообще, — это проблема того, осознаёт ли человек, какой СМЫСЛ он пытается внести в реальность. В ЧЁМ ему нужна помощь? Он может ошибаться в этом смысле. Он может его менять по мере развития событий. Но без устремлённости любая практика такого рода превращается в наркотик. Потому что на вопрос «Зачем тебе нужно занятие?» люди обычно отвечают (чаще всего): ну, вот, для здоровья. Или: для удовольствия. Почувствовать что-то новенькое. Пережить какие-то новенькие ощущения. По сути своей это и есть самоцель, к которой нас приучает потребительская культура. Мы ничего не собираемся создавать, мы просто хотим потребить конкретный психологический товар. И ЭТО НАС РАЗРУШАЕТ. Поскольку, к сожалению, человек ничего не может делать просто так. (http://serebniti.ru/2012/09/smysl-psixotexnik-xolotropnoe-vizualizaciya-i-pr/#more-1954). Аналогично в отношении точки зрения автора статьи и о использовании медитативных практик для преодоления стресса. То есть в итоге, как оказывается и следует из курса «Внимательное руководство», снижение стресса необходимо для «более продуктивной работы». Ну, знаете ли, это, наверное, мечта всех начальников в России. Только вот отношение начальников и работников в России, как вы обратили внимание, совсем другое. Мне кажется, вот вы и ответили на мой вопрос, который я хотел бы задать Бет Гундерсон.
        Если вы пытаетесь отстаивать точку зрения автора статьи, то с неизбежностью вам придется согласиться с некоторыми из его утверждений или, как вариант, пытаться обнаружить тот смысл, который автор мог и не вложить в свою статью, но, как вам кажется, это само собой разумеющееся. В последнем случае мы с вами будем находиться в разных методологических плоскостях, и либо вам придется играть на моем поле или мне на вашем. Если же вы видите, что мой комментарий основан на невнимательном прочтении, тогда обратите на это внимание. Но все примеры, которые вы до настоящего времени привели, с анализируемой статьей очень отдаленно коррелируют.
        Также, если исходить из того, что автор статьи передает нам свое состояние сознания, и мы принимаем (в смысле одобряем, соглашаемся и т.п.) содержащуюся в ней информацию исходя из того, насколько эта информация резонирует с нашим состоянием сознания, то по нашей ответной вибрации вполне возможно кое-что понять о состоянии сознания автора. Судя по всему, автор статьи, как и «все топ-менеджеры, с которыми довелось побеседовать автору статьи», не могут отделаться от некоторой доли страха, «потому что в интервью вы стараетесь не напугать, а заинтересовать», как вы заметили. Вы знаете, но это только подтверждает мои предположения о том, что «мы снова находим очередной способ не выражать свою духовность», а причина этого состоит в том, что мы боимся выражать свою духовность. Вот вы упомянули Иисуса, но разве Иисус боялся отпугнуть тех, к кому он обращался со своей речью, разве не был он смел в своих речах и поступках в отношении тех же книжников и фарисеев?! Не было никакого страха, потому что Иисус был примером, не изменяя ни при каких обстоятельствах своей преданности Духу истины. Не было страха и в тот момент, когда Иисусу пришлось отвечать на вопрос Пилата о том, что есть истина, глядя прямо ему в глаза. В этом можно видеть пример; на мой взгляд так работает вдохновение.
        Вы пишите, что не готовы сказать, что дух и религия равны. Знаете, мне вот приходят на ум строчки из поэмы «Большая касыда» Ибн аль-Фарида (суфийский мистик и поэт):
        Весь мир в тебе, и ты, как мир, един.
        Со всеми будь, но избегай общин.
        Их основал когда-то дух, но вот
        Толпа рабов, отгородясь, бредет
        За буквой следом, накрепко забыв
        Про зов свободы и любви порыв.
        Им не свобода – цепи им нужны.
        Они свободой порабощены.
        И, на колени пав, стремятся в плен
        К тому, кто всех зовет восстать с колен.
        Знакомы им лишь внешние пути,
        А дух велит вовнутрь себя войти
        И в глубине увидеть наконец
        В едином сердце тысячи сердец.

        И в другом произведении «Стезя праведного» Ибн аль-Фарида:
        Не без Моей всесильной воли неверный повязал «зуннар»
        Но снова снял, не носит боле, с тех пор как истину узнал.
        И, если образ благостыни в мечетях часто Я являл,
        То и Евангельской святыни Я никогда не оставлял.
        Не упразднил Я Книгу Торы, что дал евреям Моисей, —
        Ту Книгу мудрых, над которой не спят в теченье ночи всей.
        И, коль язычник перед камнем мольбу сердечную излил, —
        Не сомневайся в самом главном: что Мною он услышан был…
        Известно правое Ученье повсюду, веку испокон,
        Имеет высшее значенье любой обряд, любой закон.
        Нет ни одной на свете веры, что к заблуждению ведет,
        И в каждой — святости примеры прилежно ищущий найдет.
        И тот, кто молится светилу, не заблудился до конца:
        Оно ведь отблеск сохранило сиянья Моего Лица!
        И гебр, боготворивший пламя, что тысячу горело лет,
        Благими подтверждал делами, что, сам не зная, чтит Мой свет:
        Блистанье Истинного Света его душа узреть смогла,
        Но, теплотой его согрета, его за пламя приняла…
        Вселенной тайны Мною скрыты, их возвещать Я не хочу,
        И мира зримого защита — в том, что о тайнах Я молчу.
        Ведь нет такой на свете твари, что высшей цели лишена,
        Хотя за жизнь свою едва ли о том помыслит хоть одна!

        Вот собственно и ответ, по крайней мере таков будет мой: они конечно не равны, но они конечно имеют связь. Да и не на равенство духа и религии в своем посте я обращал внимание. Я не приравнивал понятие «выражать свою духовность» и не сводил ее к выражению религиозности. Тем более что не называл всех выдающихся учителей современности (Намкай Норбу, например, или Далай-лама) религиозными людьми! А к вашим словам о Будде добавлю только, что и Иисус не был христианином. Я даже не назвал Джобса дзен-буддистом, в отличие от автора статьи, а использовал другой прием. Что касается Намкай Норбу, например, или Далай-ламы XIV, то я предположу, что все же у данных учителей более сбалансированный подход к религии. Сбалансированный в данном случае не означает, что когда Далай-лама XIV настаивает на том, что он не религиозен, то все остальные его последователи дружно, хором и категорически спешат заявить, что все духовные практики должны быть очищены от религиозной составляющей. Это свидетельствует не об отсутствии сбалансированного подхода Далай-ламы XIV к религии, но его последователей. И вообще, утверждать о религиозности Далай-ламы XIV, на мой взгляд, это все равно, что играть словами, как и пытаться называть восточные религиозные и нерелигиозные практики медитацией. Но, с другой стороны, нельзя и отрицать, что духовные взгляды Далай-ламы XIV основываются на тибетском буддизме, у последователей которого есть тщательно украшенные храмы и молитвенные цилиндры, которые они беспрестанно крутят, полагая, что с помощью этого механического устройства они смогут каким-то образом продвинуться в духовном росте. В тибетском буддизме велико и количество других ритуалов, что по причине всего вышеуказанного, в своей совокупности, для жителя запада не будет ошибкой назвать тибетский буддизм религией. В этой связи мне представляется более верным говорить не об очищении восточной мудрости от религиозной составляющей, а о восстановлении её утраченной составляющей. То, что мы называем восточные духовные учения религиями, стало своего рода парадоксом современного времени или парадоксом восточных духовных учений, превратившихся в закрытые ментальные системы. Эти закрытые системы могли стать таковыми не в результате наслоения ненужного хлама, но, как мне представляется, по причине утраты важной составляющей этих учений. Отсюда и так много «понимающих» в качестве различных гуру с забавно звучащими именами, перед которыми благоговеют многие духовные искатели на Западе.
        Вы пишите, что «они просто делают практики, позволяющие им обнаружить свою изначальную природу. Это гораздо ближе к науке, чем к религии». На мой взгляд, так утверждать это все равно, что говорить об изучении наукой изначальной природы человека. Простите великодушно, но я не знаю ни одного раздела науки, которому что-нибудь было бы известно об изначальной природе человека хоть на йоту!!! Такого раздела науки не может существовать в природе просто потому, что природа Духа не постижима с помощью материальных инструментов и средств. Или вам что-то известно об изначальной природе человека? Буду вам очень признателен, если поделитесь. Совсем другое дело, когда вы пишите, что «практика внимательности меняет структуру мозга. Физически. Объективно. И изменения видны уже через 8 недель». Однако это говорит только о том, что наука изучает физические процессы измененных состояний сознания (весь научный раздел на сайте именно об этом), но ни при каких обстоятельствах – изначальную природу человека. Кстати, когда Матье Рикар оставил свою научную деятельность и стал буддистским монахом, он явно не к науке стал ближе, а к религии (с поправкой на нерелигиозность Далай-ламы XIV конечно). Так что здесь не соглашусь с вашим тезисом. Между изначальной природой человека и измененными состояниями сознания, которые в состоянии испытывать сегодня человечество, существует огромная пропасть. Если вы попробуете изучить этот вопрос без впадения в какую-либо крайность (научную или религиозную), то увидите, что однажды, на каком-то этапе развития человечества, кто-то поставил между ними знак равенства. Этим кто-то были столь многие гуру и другие, называвшие (самопровозгласившие) себя духовными учителями и объявившие о своей просветленности, что авторство этой идеи затерялось в дебрях самопознания человечества. Окружающий мир, такой многообразный, всегда разный и постоянно изменяющийся можно сравнить с компьютером. Что в компьютере видишь, то и получишь!

  2. Комментарии достойны отдельной статьи.

    По мне так речь ведется об одном и том же, только с разных плоскостей.
    Обсуждение же терминологии – это бесконечный процесс. И не самый продуктивный, т.к. от ума.

    Практика Осознанности есть практически во всех традициях. Кто-то называет ее Присутствием, кто-то Осознанностью, состоянием Здесьи Сейчас, Наблюдением, Свидетельствованием, Анстасия – Внимательностью. У суфиев есть техники Хуш Дар Дам и Нигахдашт.
    Суть от этого не меняется.

    Анастасия, благодарю за статью!

    Евгений, успехов и удачи в самознании и самосовершенствовании.
    🙂

  3. Мария says

    Я давно уже старюсь понять что не так с современными западными попытками познать восточную психологию, практиковать учения, приобщаться к религиозным течениям. Я чувствую, что что-то не складывается, не сходится, что истины в этом нет. Евгений, спасибо большое за комментарий – он по крайней мере дает направление в какой стороне искать

Leave a Reply